Возвращение в Долину









































































Рубрика: Эхо войны


Слякотью подтаявшего снега –
Километры "взлётной полосы"
Не дают Искателю разбега…
Неужели сломаны часы?

Может быть – секунды затаились
И ехидно щурятся, смеясь?
Или просто так тебе приснились –
Поле, ветер и родная грязь?

Плачет дождь весенними слезами…
Стоит ли расстраиваться зря
И коситься жадными глазами
На изгиб трудяги "фискаря"?...


ДОЖДАЛИСЬ… За зимой, наполненной топографическими картами, историческими описаниями, спутниковыми снимками, планами и расчётами, пришла непредсказуемая весна с ещё промерзшей землёй, коварным настом и "пристрелочными" вылазками в ближайшее Подмосковье. "Нетерпение и ожидание" – девиз промежутка времени между 1 марта и концом апреля. Предвкушение, за которым приходит главное для всех "Ждущих" – выезд в поисковую экспедицию. Modus vivendi, как говорится…

Для Электростальского отряда 14-й поисковый сезон в "Долине" обещал быть непростым, но результативным. Благодаря коллегам из Демянска, под руководством Анатолия Степановича Павлова, а также заранее выехавшему на место разведчику и опытному поисковику Вадиму Антонову, было обнаружено загадочное неучтённое захоронение советских солдат, находящееся в засыпанной боевой траншее полного профиля. Почему загадочное? Станет понятно позже…

Как просто сказать – выезд в поисковую экспедицию. Примерно так же, как – "решил и поехал"… "Нищему собраться – только подпоясаться"… "Лёгок на подъём"… Ну и превеликое множество других перлов народной мудрости. На деле всё, конечно, обстоит не совсем так, верней – совсем не так. Продукты, транспорт, ГСМ, снаряжение, документация – "пять китов" на которых базируется экспедиция. Только так и никак иначе. Тридцать пять "копарей", которых нужно кормить две недели, доставить их, родимых, и снарягу к месту проведения работ и обратно, заправлять помпы, бензопилы и экспедиционный внедорожный транспорт, обеспечить хозяйственные нужды и электропитание приборов – задача не простая в условиях финансового кризиса, но, к счастью, успешно решённая в этом году.

При подготовке к весенней экспедиции у нас была особая причина для хорошего настроения и, как было сказано выше – предвкушения. С нами ехал новый умный, умелый и весьма дорогой друг по имени Minelab Explorer E-trac. Приобретённый осенью и уже успевший раз 20 сходить с нами в поиск, где показал себя с наилучшей стороны, прибор готовился к выезду, лёжа в фирменном рюкзачке, немного свысока поглядывая на кучу старых трудяг "Фишеров" и "Гарретов", а также на мордастого "глубинника" ТМ-808, которым предстояло ехать вместе с другим снаряжением, на общих основаниях. Лопаты и длинные щупы вообще старались "не отсвечивать", заранее представляя все тяготы и лишения, ждущие их в руках поисковиков… Как выяснилось позже – представляли не напрасно.

Мы лесов дремучих дети…
От рассвета до заката –
Путь – дорога, ветви – плети,
Щуп, детектор и лопата…

Под базовый лагерь было определено урочище Бардовка – достаточно большое поле на месте бывшей деревни, что наводило на вполне резонные мысли о прекрасной возможности, в свободное от основных задач время, продолжить испытание E-trac не только на местах боёв, но и в краеведческом плане, что также является нашим давним и любимым увлечением. Кроме того, на противоположном берегу протекающей рядом реки Поломять расположилось урочище с интригующим любого искателя названием Мыза (т.е. усадьба, хутор, дача и т.п.). Ну и пара водяных мельниц в округе, да и нежилых деревень предостаточно… Мечты, мечты… Планов на две недели, конечно же, гораздо больше, чем возможностей их реализовать. Думаем о главном…

Я сегодня до зари встану,
По широкому пройду полю...
Что-то с памятью моей стало,
Все, что было не со мной – помню.

Главное – солдаты… Открыв любую Книгу Памяти, нетрудно заметить то, что ниже примерно каждой третьей фамилии, как приговор, написана фраза – "пропал без вести". А это значит – судьба солдата неизвестна. Плен, расстрел, безвестное санитарное или боевое захоронение или, что совсем не редкость, "верховое залегание" (нахождение останков на поверхности, на месте последней атаки)… Нас ждали именно они – пропавшие без вести. Какое количество солдат в захоронении мы тогда ещё не знали. Знали одно – их много…

Решаем вопрос доставки поисковых групп к месту раскопок – это от базового лагеря шесть километров по грунтовой лесной дороге на машинах и три километра пешком. Несколько дней экспедиционные внедорожники (подготовленный Патрол по прозвищу "Бегемот" и Крузер) месят колёсищами грязюку, формируя себе колею, больше напоминающую лыжню какого-нибудь спортсмена-великана. Загрузка по 8-9 человек в машину, плюс снаряжение. И так каждый день… Правда на второй день поиска ситуация немного осложнилась и машины, после заброски личного состава, пришлось возвращать в базовый лагерь. Произошло это после того, как мы обнаружили на лобовом стекле оставленного в лесу Патрола две симпатичные пулевые пробоины… Такие вот, блин, милые шутки у некоторых местных аборигенов… "Бластер им в дюзы!" Но, несмотря ни на что, мужественно стиснув зубы и подавив в себе желание – провести "карательную операцию, танковое наступление и взрыв водородной бомбы" на близлежащем оперативном просторе, мы сосредоточились на объекте работы.

Объект работы – еле видимые в траве контуры траншеи полного профиля длиной метров шестьдесят-семьдесят, проходящей по склону холма. Метрах в трехстах видны домики почти брошенной деревни, в которой коротают свой век только дед и бабка. Проезжих дорог в деревне нет, зато стоит новенький разноцветный телефон-автомат. Любопытное зрелище… Такими телефонами по федеральной программе оснащены ныне самые глухие уголки с еле теплящейся сельской жизнью… Проверяем траншею длинным щупом и действительно – на глубине около метра безошибочно обнаруживается первый слой сплошного залегания останков. Делаем контрольные шурфы и обнаруживаем "романтический поисковый подарок" – весь грунт траншеи представляет собой тяжеленную красную глину, через несколько часов под палящим солнцем стремящуюся превратиться в подобие керамики… Трудности не пугают. Выгрызем и выломаем, если нужно. Трассировкой обозначаем контуры траншеи и начинаем послойное вскрытие, параллельно проверяя грунт на предмет обнаружения подъемного материала.

Удивимся, не поверив,
Обретая, "что просили"…
Кубометрами измерив
Неизвестную Россию…

Время приборов… Электроника рвётся в бой. Системно и последовательно осматриваем окружающую местность. В результате приборной разведки и обнаруживается та самая "загадочность" захоронения, о которой упоминалось выше. Выясняется то, что бойцы погибли явно не в этом месте. Вокруг траншеи нет типичных для плотного боя гильзовых "настрелов", остатков оружия и боеприпасов. Пока глубоко над этим не задумываемся, а получаем истинное удовольствие… С E-trac скорость разведки, без преувеличения, возрастает раз в десять. Через 15 минут контрольного извлечения целей из грунта "металлокартина" местности становится практически понятной. Что сказать – мощный, удобный, умный детектор с понятными настройками. Прибор без труда определяет разницу между советскими и германскими гильзами или целыми патронами, присваивает легко запоминаемые числовые и звуковые значения предметам военного снаряжения (каскам, фляжкам, кружкам, пряжкам и далее, в рифму), а также осколкам, пояскам от снарядов, алюминиевым частям взрывателей и прочему ненужному, но весьма информативному военному хламу. Радует выявление и захват замаскированных "черметом" цветных сигналов. Глубина обнаружения? Глубина уже стала нашей расхожей шуткой – мол, с E-trac поиск идёт быстрей, но копать, блин, приходится гораздо глубже! Идём дальше… В траншее также кипит работа. Лишние кубометры глины сняты, и поисковики вплотную подошли к верхнему слою залегания останков. Идёт археологическая зачистка крупных и мелких частей скелетов – так потом проще считать количество бойцов и уменьшается шанс выбросить что-нибудь важное в отвал. Здесь интересные металлические цели выскакивают одна за другой – монеты, бывшие у солдат с собой, кольца плащ-палаток, крючки, пряжки и пуговки, а также прочие детали форменной фурнитуры. Встречаются фрагменты ткани, кожаной амуниции и обуви (что интересно – даже лаптей). Обнаружен металлический смертный медальон, с которым в лаборатории будут работать специалисты Новгородской Поисковой экспедиции "Долина". Пластиковые пеналы медальонов также начали попадаться и им тоже дорога на экспертизу в "Долину".

За первым слоем останков идут следующие слои, где больше, где меньше. Количество и виды подъёмного материала возрастают. Большой неожиданностью становится наличие у нескольких погибших солдат форменных пуговиц с гербом Эстонии… Позже мы выяснили, что в этих местах прибалтийские парни героически сражались и погибали в составе подразделений Красной Армии, вместе с русскими, украинцами, белорусами, татарами, башкирами, народами Кавказа и другими жителями нашей необъятной страны. Вечная память героям, вне зависимости от национальности или вероисповедания!

Избитый речевой штамп, но точней не скажешь – восемь дней работы на траншее пролетели, как один день. Итоги впечатляют. Из земли извлечены останки 221 солдата Красной Армии и 12 смертных медальонов, направленных, в дальнейшем, на экспертизу. Оставшиеся два дня были посвящены традиционной поисковой разведке, в результате которой количество поднятых бойцов увеличилось до 228. Останки переданы Демянскому поисковому отряду для последующего торжественного захоронения на воинском мемориале. Все мыслимые и немыслимые планы на весеннюю экспедицию перевыполнены в несколько раз…

Но вопросы и некоторые задачи, требующие решения, конечно же, остались. Вопрос главный – откуда взялось это неучтённое и явно неупорядоченное захоронение? Сопоставление полученной в результате работ информации с воспоминаниями местных старожилов и исторической картиной боевых действий на этой территории даёт три почти равноценных рабочих версии:

Первая. Это захоронение советских военнопленных расстрелянных немцами, а также погибших от ран и болезней. Версию подтверждают рассказы местных стариков.

Вторая. Это солдаты, погибшие при исторически подтверждённом отступлении, которых товарищи вынесли с поля боя и захоронили в ближайшем подходящем месте – пустой траншее на запасных позициях. Версия основана на реалиях исторических событий.

Третья. Это работа похоронной команды (скорей не военной, а состоящей из местных жителей). Версия имеет право на существование, так как наш поисковый опыт свидетельствует о том, что это было достаточно распространенное явление. Местные жители собирали трупы погибших с пахотных полей и сенокосов, прихоранивая их в любом удобном месте, а часто, что греха таить, просто сбрасывая останки в овраги, ямы, блиндажи или фундаменты разрушенных строений.

Надежду на то, что главный вопрос будет решен, вселяет большое количество поднятых смертных медальонов, которые, после прочтения, помогут установить судьбу погибших солдат с медальонами и их безвестных товарищей. Тогда начнётся работа уже другого плана – изучение архивных материалов, поиск родственников, внесение изменений в Объединённую Базу Данных и Книги Памяти… А сейчас, время думать о решении перспективных задач, к которым мы не смогли приступить в этой экспедиции. Важнейшей и весьма трудоёмкой задачей будет поиск ещё нескольких ям и фундаментов от сгоревших сараев, находящихся в окрестностях отработанной траншеи. По имеющейся информации останков солдат там лежит не меньше, а возможно и больше, чем было поднято этой весной. Мы готовы. Была бы работа, а работники всегда найдутся…

Опять в дороге я и ты,
Мы путешествуем за грани,
Где неизбежно пониманье
Бессмысленности суеты…

Усталые и обгоревшие под лучами палящего Новгородского солнца, но с чувством глубокого морального удовлетворения и выполненного долга, электростальские поисковики собирались домой. Пришло время осмысления результатов проведённой работы и собранной информации, время написания отчётов и перспективного планирования. Найденные экспонаты и большое количество фотоматериалов, также требуют приложения рук… Работы много.

А как же краеведческие планы и желание продолжить испытание нового прибора в "других исторических условиях"? Так, главным и ни с чем несравнимым кладом для нас стала – возможность внести свою лепту в дело увековечения памяти павших при защите Отечества. Перед этим всё меркнет и отступает на второй план. Недаром, когда-то, ощущение "неоконченной войны" мы сформулировали для себя именно так: - "Каждую весну мы теряем покой... Не любовь, не ожидание близкого летнего отдыха заставляет наши сердца учащённо биться. Нас зовёт война. Мы не можем находиться в гармонии с окружающим миром до тех пор, пока не будет собран рюкзак, заточена лопата и настроен детектор. Мы не можем не уходить в мокрую даль фронтовых лесов, не переворачивать кубометры земли, не видеть в каждом корешке солдатский медальон, не поднимать останки тех, кого забыли похоронить потомки... Год за годом, километр за километром – мы движемся к Победе... Мы не сможем похоронить всех погибших, но искать их будем всю оставшуюся жизнь..."

Дмитрий Сухарев

в статье использованы фотоматериалы Михаила Михина
http://onepamop.livejournal.com и
Электростальского городского Центра патриотического воспитания
http://egcpv.ru

Все права на материалы, находящиеся на сайте журнала о приключениях и увлечениях "Энциклопедия Поиска", охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта, гиперссылка (hyperlink) на enpoisk.ru обязательна.